Навигация
Обмен ссылками

 
автор: jatusia1992
Хореографическое произведение создается постановщиком танца.
Однако этим работа не завершается. В законченном виде оно увидит свет тогда, когда будет создан сценический образ.
На сцене это произведение комплексно воспроизводится различными художественными средствами.
Главное при этом – создание танцевального образа.
Оно осуществляется на сцене артистом. Артист танца является непосредственным создателем сценического танцевального образа. В этом никто не может заменить его. Постановщик танца может помогать ему в создании танцевального образа, но сам вместо него танцевать не будет. Художественное воспроизведение танца – дело артиста. Стало быть, сценическое воплощение созданного постановщиком хореографического произведения в дальнейшем всецело зависит от роли артиста. Каким бы великолепным ни было творчество постановщика танца, произведение не выйдет совершенным, полноценным, если артист не создаст впечатляющего танцевального образа на сцене.
 
 
автор: jatusia1992
Шестнадцатому столетию было суждено если и не открыть, то художественно использовать мир аффектов, величественных движений человеческого духа. Сильный интерес к психическим событиям является отличительным признаком его искусства. Искушение Спасителя — вот тема, вполне соответствующая духу нового времени: Боттичелли не сумел с ней справиться и наполнил свою картину изображением одной лишь церемонии. Наоборот, там, где чинквечентистам даны сюжеты, лишенные драматического содержания, они часто делают ошибку, вкладывая аффект и величавое движение туда, где им не надлежит быть, например в идиллические сцены рождества Христова.
С XVI столетием прекращается благодушное повествование.
 
 
автор: jatusia1992
Поскольку хореографическое произведение воплощается в художественных ритмах, танцевальной музыке и средствах сценической декорации, то его создание есть плод общих творческих усилий постановщика танца, музыканта и художника. В его создании, конечно, участвуют творческие работники разных профессий, но главный его создатель – постановщик танца. Его дело – проектирование произведения, создание художественного ритма, этого основного изобразительного средства танца, разработка творческих направлений танцевальной музыки и сценической декорации. От всего этого зависит идейно-художественный уровень хореографического произведения.
Поэтому, можно сказать, главное лицо в хореографическом творчестве – постановщик танца.
Он должен твердо стоять на позиции хозяина в хореографическом творчестве и прилагать активные усилия к созданию идейно и художественно полноценного произведения.
 
 
автор: jatusia1992
Можно пойти дальше и сказать: все формы в XV столетии передаются плоско. Не только композиция располагается полосами, но и отдельные фигуры также силуэтообразны. Эти слова не следует понимать буквально; однако между рисунком раннего и зрелого Возрождения существует разница, которую едва ли можно иначе формулировать. Сошлюсь еще раз на гирландайевское «Рождение Иоанна» и особенно на сидящих женщин. Разве не хочется сказать, что здесь художник приплюснул фигуры к поверхности? В противоположность этому возьмем круг служанок в родильной комнате Сарто: здесь всюду стремление к воздействию путем выставления и отодвигания отдельных частей, т. е. рисунком руководят законы ракурса, а не изображения на плоскости.
 
 
автор: jatusia1992
Шестнадцатый век видит смысл только в значительном. В рассказах кватрочентистов попадается множество черточек бытового, идиллического характера, которые, собственно, мало связаны с главной темой, но которые своей непритязательностью вызывают восторг современного зрителя. Выше, при упоминании истории грехопадения Ноя Гоццоли, мы уже говорили об этом. Люди вовсе не задавались намерением достигнуть цельного впечатления, они хотели обилием выдумок восхитить публику. Когда на фреске Синьорелли в Орвието праведники получают небесные венцы, то парящие кругом ангелы играют на различных инструментах; но один из них еще не настроил своего инструмента и в высокоторжественный момент преспокойно отдается этому занятию, и притом на самом видном месте. Ему все же следовало бы раньше позаботиться об этом1.
В Сикстинской капелле Боттичелли изобразил исход евреев из Египта. Переселение целого народа — что за героическая сцена! Но каков в ней главный мотив? Женщина с двумя маленькими мальчиками: старший брат должен вести младшего, но тот упирается и, хныча, виснет на руке у матери, за что и получает должное возмездие. Это премило, но все^же кто из более новых художников имел бы смелость изобразить именно в данном месте этот мотив воскресной семейной прогулки? В той же самой капелле Козимо Росселли надо было изобразить Тайную вечерю. На переднем плане своей картины он дает nature morte с большой блестящей металлической посудой, тут же рядом позволяет собаке затеять возню с кошкой, а еще дальше можно разглядеть собаку, которая стоит на задних лапках, — конечно, настроение святого изображения нарушено, но в то время ни один человек этим не смущался, и художник работал в домовой капелле главы христианского мира.
 
 
автор: jatusia1992
Наряду с потребностью в крупной, широкой форме мы находим тенденцию смягчать выражение аффекта, которая, пожалуй, является еще более характерной для физиономии столетия. Это та сдержанность, при виде которой говорят о «классическом спокойствии» фигур. Примеры под рукой. В минуту высочайшего аффекта, когда перед Марией лежит ее мертвый сын, она не вскрикивает, она даже не плачет: спокойно, без слез, не раздираемая горем, простирает она руки и поднимает глаза кверху. Так нарисовал ее Рафаэль (гравюра Маркантонио). У Фра Бартоломмео она без признаков стремительности и горевания запечатлевает поцелуй на лбу умершего, у которого также угасли все следы страдания, и таким же образом, даже еще более величаво и сдержанно, изображает положение уже и Микеланджело в «Pieta», относящейся к его первому пребыванию в Риме.
 
 
автор: jatusia1992
В хореографическом искусстве освещение создает дополнительную гармонию между танцевальными движениями, костюмами, реквизитом артистов, бутафорией и фоном при помощи светотени и цветового контраста, чем способствует созданию ярких художественных картин.
В фокусе сценического освещения должен быть создаваемый артистом хореографический образ. Подчиняясь изменению и развитию танцевальных ритмов и других пластических движений артиста, освещение должно выпукло выявить танцевальный образ с помощью света и цветовой гармонии. Оно должно усиливать изобразительные средства на сцене, помогать отчетливо показывать сценический образ.
 
 
автор: jatusia1992
Италия в XVI веке установила понятие аристократичного, которое до сегодняшнего дня сохранилось на Западе. Целая масса жестов и движений исчезает из картин, ибо они считаются слишком обыкновенными. Ясно чувствуется переход в другой класс общества: искусство из мещанского становится аристократическим. Перенимаются те отличительные признаки поведения и ощущения, которые выработались у высших классов общества, и все христианское небо, все святые и герои подвергаются стилизации в аристократическом духе. Именно тогда и образовался разрыв между простонародным и благородным. Когда в «Тайной вечере» Гирландайо 1480 года Петр указывает пальцем на Христа, то это простонародный жест, который искусство высокого стиля вскоре стало признавать недопустимым. Леонардо уже изыскан, и все-таки он кое-где еще шокирует истый вкус чинквеченто. Я причислю к таким случаям жест апостола в «Тайной вечере» (справа), положившего руку ладонью кверху и ударяющего по ней плоским тылом, понятный и употребляемый до сих пор выразительный жест, который, однако, вместе с другими был отброшен высоким стилем. Подробное исследование этого процесса «очищения» завело бы нас слишком далеко. Несколько примеров здесь могут говорить за многие.
 
 
автор: jatusia1992
Чинквеченто начинает с совершенно нового представления о человеческом величии и достоинстве. Движение становится более могучим, ощущение приобретает большую глубину и страстность. Наблюдается общая возвышенная оценка человеческой природы. Вырабатывается вкус к значительногому, торжественному и грандиозному, которому позы и жесты XV столетия должны казаться робкими и принужденными.
Таким образом, всякое выражение переводится на новый язык. Кроткие светлые тона становятся глубокими и грохочущими, и мир снова внемлет великолепным раскатам высокопатетичного стиля.
 
 
автор: jatusia1992
Беноццо Гоццоли пришлось рассказать на пизанском Сатposanto, среди других ветхозаветных историй, также и историю «Опьянения Ноя». Это истинно кватрочентистский рассказ, длинный и подробный, где заметно, с каким удовольствием рассказчик описывает все подробности истории опьянения патриарха. Он начинает издалека. Был прекрасный осенний полдень, когда дедушка взял с собой двух внучат и пошел с ними посмотреть на сбор винограда. Нас ведут к слугам и служанкам, которые снимают виноград, наполняют им корзины и давят его в чанах. Всюду кишит разное зверье, у воды сидят птички, и один из мальчиков занялся с собакой. Дедушка стоит и наслаждается безмятежным часом.
Тем временем новое вино готово и подносится хозяину для пробы. Собственная жена несет чашу, и все они не сводят глаз с его губ, пока он пробует напиток на вкус. Приговор оказывается благоприятным, потому что прародитель скрывается в заднюю беседку, куда ему ставят большую бочку с vino nuovo, и тогда происходит несчастье: бесчувственно пьяный лежит старик перед дверью своего хорошенько-го, пестро раскрашенного домика и непристойно обнажает себя. С глубоким удивлением смотрят дети на внезапное превращение, тогда как жена прежде всего заботится о том, чтобы прогнать служанок. Те руками закрывают себе лица, причем делают это не очень охотно, и одна пытается сквозь расставленные пальцы уловить хотя бы маленький уголок интересного зрелища.
 
Авторизация
Топ новостей